После Японии (о японской фотокультуре и новом себе)…

Фотограф Yamasaki Ko-Ji. В одном из баров Осаки

Фотограф Yamasaki Ko-Ji. В одном из баров Осаки

По возвращению из страны восходящего солнца меня спросили может ли первая поездка заграницу запомниться также, как и первая любовь? Про первую любовь ничего не скажу, а вот про поездку могу с уверенностью сказать, что она мне точно запомнится. Ещё не проявлены все ролики, не остыли все впечатления, не розданы все подарки и не съедены все гостинцы. По горячим следам хочется написать о самом, на мой взгляд, важном. Об авторской японской фотографии, фотомагазинах и о том, как повлияло на меня мое первое настоящее путешествие.

Перед поездкой я заботливо напечатал 31 снимок. Каждый из них мною любим, потому что прошёл испытание временем. С этими снимками, а также с 3 бутылками водки и 4 экземплярами своей фотокниги я и отправился в Японию. Ожидал ли я чего-нибудь? Не особо. Ожидания и реальность они такие… На мои письма с предложением встретиться ответило не очень много людей, но все, без исключения, кто это сделал теперь мои настоящие друзья. Это для меня уже награда.

На игре по мотивам постапокалипсиса от Mad Warriors

На игре по мотивам постапокалипсиса от Mad Warriors

 

Японцы очень любят всё планировать. Какой у тебя план, есть ли у тебя гостиница? Чёрт, если я что и не люблю, так это что-то планировать. Нам с вами не надо объяснять, как идут запланированные дела в России, но объяснить это японцу практически невозможно, особенно на границе. Но всё же меня пропустили. По выходу из аэропорта меня никто не встречал. Я был предоставлен сам себе. Без плана, без забронированной гостиницы и с огромным рюкзаком за спиной. Изначально я хотел покататься по стране на велосипеде, но не нашлось тогда достаточно средств на велосипед и тех, кто поверил бы в меня. Тем не менее, даже с тем набором у меня получилось испытать все виды боли и удовольствий. Получилось пожить «полной жизнью». Признаться страшно, но получается, что я в душе мазохист раз могу ощутить себя живым только будучи лишенным многих благ. Сон может быть по-настоящему сладким, только когда ты не спал сутки. Еда может быть по-настоящему вкусной, только когда ты долго не ел. И так далее. Это та свобода бытия о которой я мечтал и которой немного испугался, когда оказался наедине с ней. Моё же основное приключение началось с покупки самого дешевого билета до Токио на автобус, а остальное уже история. Все трудности быта, всякие подробности и тому подобное я буду описывать у себя на канале Youtube. Тут же сумбурно- фотографическое.

В знаменитой Осакской "телебашне нового мира". Фотограф Yamasaki Ko-Ji

В знаменитой Осакской «телебашне нового мира». Фотограф Yamasaki Ko-Ji

Первым фотографическим местом, которое я посетил стала галерея Akio Nagasawa. В настоящий момент Нагасава сан плотно работает с моим любимым Дайдо Мориямой. Они совместно выпускают книги и устраивают выставки. В этом месте я был непрошеным гостем, так как моё письмо проигнорировали, но посетить его же мне никто не мешает? Найти галерею в Гинза было не трудно, войти ещё легче, потому что вход и посещение бесплатные. Всего один шаг и я уже рассказываю на смеси японского с английским о том, как люблю японскую фотографию и всё такое. Показываю милой девушке свои снимки, дарю книгу. Вы знаете, что подарок автоматически делает японцев вам чем-то обязанным? Я знал это поэтому делал подарки направо и налево, но не из-за того, что хотел сделать кого-то обязанным, а потому что так велела широта русской души. Культурный обмен. Самого Акио Нагасава на месте не было, он улетел на какое-то крупное фотомероприятие в Париже. Но тем лучше, потому что гость-то был непрошеным. Я просмотрел все книги, в том числе самые свежие новинки, всё обслюнявил и пошел дальше.

 

В одном из многочисленных фотомагазинов. Фотограф Yasushi Kagawa

В одном из многочисленных фотомагазинов. Фотограф Yasushi Kagawa

А что было дальше? Фотомагазины. Очень много фотомагазинов. Несмотря на то, что Токио большой город прелесть его в том, что районы у него тематические и если вы нашли один фотомагазин рядом окажутся и другие. Да что там Токио — в каждом городе вы найдете фотомагазин. На каждый такой магазин или лавочку я реагировал словно собака на белку или кот на мышь. Если вы думаете, что вот так без проблем купите себе всё то, что только видели на картинках, то будете правы. Выбор действительно поражает, как и цены. Время, когда фототехнику можно было покупать за копейки кануло в лету. В японских магазинах, как и везде, есть свои нюансы. Так, в большинстве магазинов товар, что лежит на витринах за стеклом продается как рабочий и с гарантией. От сюда и более высокая цена. Есть также полки и ящики под названием Junk — под мусор и неликвид. Эти товары продаются за копейки, но без возврата и тому подобного. Главное, что в проверки работоспособности вам не откажут. Такие ящики мои любимые.

Витрина с Фейко-Лейками. Каждый фотомагазин "жжот" по свойму.

Витрина с Фейко-Лейками. Каждый фотомагазин «жжот» по свойму.

У каждого фотомагазина есть своя нишевая специализация. В одном дешевле всего фотопленка Fuji, в другом выгоднее покупать Instax, в третьем под видом неликвида можно купить реально рабочую вещь за смешные деньги. Минус только в том, что пока вы не посетите каждый магазин вы этого не поймете, поэтому если собираетесь за покупкой дорогой камеры или объектива не лишним будет поинтересоваться у аборигенов о конкретном месте и быть готовым к тому, что товар уже купят. А ещё стоит помнить о правилах поведения. Большинство магазинов представляют собой частные подворья. Стоит забыть, что вы покупатель, который правит балом. Вы — гость. В гостях не принято пить, жевать, громко разговаривать, лапать всё подряд без разрешения и просить скидку. Если вы будете хорошим мальчиком или девочкой и что-то купите, то на следующую покупку вам и так сделают скидку. Парочка другая слов на японском так же увеличивает ваши шансы на более выгодную сделку. Купить что-либо для Leica не проблема. Купить что-либо для Leica выгодно — удача.

Витрина подвального фотомагазина в Shinjuku

Витрина подвального фотомагазина в Shinjuku

Лично мне больше всего понравилось закупать мелочь. Малую и противную мелочь, такую как крышки, переходники, вспышки, редкие бленды и тому подобное. В одном магазине я купил Fuji Instax 1998 года. Продавец включил мне в стоимость камеры 2 батарейки CR123, одну кассету Instax Mini и дешевый ремешок. Зато в другом месте при покупке второй камеры Instax продавец был настолько жадным, что вытащил батарейки из камеры и забрал их себе, но камера стоила мне всего 500 рублей, вместо 3 000, как в первом случае. Были и более забавные моменты. Так, в одном из магазинов, который я искал почти 2 часа, я купил бленду к фотоаппарату Canon Canonet за 500 рублей. Мне не столько нужна была бленда, сколько просто понравились сами продавцы. Весёлые и общительные пенсионеры, которые готовы рыть горы ради кольца или бленды. Уйти без покупки мне просто не позволила моя совесть. В Японии очень развит рынок подержанных вещей, поэтому игнорировать большую сеть Hard Off или небольшие барахольные магазины не стоит. В них вы всегда найдете, что-то из области фотографии. Фотопленку в продаже я видел почти во всех магазинах без исключения, а вот мест для её проявки за 3 недели, увы, так и не встретил. Цены на «расходку» умеренные.

Вывеска галереи Kaido

Вывеска галереи Kaido

Следующее место силы, о котором хочется рассказать, называется Kaido Books. Расположено это место в западной части Токио недалеко от Синдзюку. Kaido Books представляет собой независимое издательство и галерею в одном лице, которое поддерживается силами десятью фотографов. Самый известный из них ученик Мориямы Дайдо Коджи Онака. Онака сан встретил меня, всё любезно показал и рассказал о трудностях бытия авторской фотографии в Японии. Выставочное пространство небольшое. Есть ещё маленькая витрина-магазин авторской фотокниги участников Kaido Books.

Onaka Koji с моей фотокнигой. Я с фотокнигой Onaka Koji :)

Onaka Koji с моей фотокнигой. Я с фотокнигой Onaka Koji :)

Мне очень понравилась эта модель при которой фотограф имеет возможность полноценно развивать и демонстрировать свой талант. В нашем случае подобного рода идея скорее всего разобьется о великие “а в чем смысл?” и “зачем оно тебе?”, но в случае с Японией и их менталитетом это вполне рабочий вариант. После посещения Kaido Books я окончательно убедился в том, что мы сами куем свое будущее и если вы разделяете мою точку зрения, значит я не одинок в этих мыслях и мы на правильном пути. С выставкой или книгой круг замыкается, проходит комплекс отличника и нет нужды работать только в стол.

Полка книжного магазина Mandrake

Полка книжного магазина Mandarake

Рядом с Kaido Books, недалеко от станции, расположен центральный рынок с большим торговым центром. В этом торговом центре меня поразил сетевой книжный магазин Mandarake. Он расположен на нескольких этажах и обладает двумя отделами посвященным лишь фотокнигам. Один для регулярных изданий молодых и не очень японских авторов. Другой для иностранной фотокнижкой литературы, а также редких коллекционных изданий. Хотите купить первую книгу Мориямы Дайдо или Нобуеси Араки? Платите денежки и один из экземпляров ваш. Полистать многие книги не получится, так как они запечатаны для сохранности.

Портрет Мориямы Дайдо, который я упустил.

Портрет Мориямы Дайдо, который я упустил.

В обоих отделах помимо книг можно найти ещё постеры и старые фотографии. Витрины обновляются регулярно. Когда спустя неделю я вернулся, чтобы купить поларойдный портрет Мориямы Дайдо с автографом его уже кто-то купил, да и само место я узнал с трудом. Так сильно изменился ассортимент витрин. Хочется отметить ещё и то с какой лёгкостью можно не только купить книгу, но и продать её. В некоторых магазинах цена идет от количества, в некоторых от качества. К слову о продаже. В той же сети Hard Off вы без проблем купите или продадите носители и устройства для проигрывания казалось бы уже мёртвых форматов, таких как Mini Disc или аудиокассеты. Отправляясь в путешествие незабудьте взять с собой пару виниловых пластинок с известным в Японии отечественным певцом. Подзаработаете.

Книга Memories of Father by Masahisa Fukase

Книга Memories of Father by Masahisa Fukase

Следующая остановка — ShaShaSha. Это место в прямом смысле открыто миру. Их главная цель — популяризация японской фотографии во всем мире. В интернет-магазине представлены самые разные фотокниги, много коллекционных изданий первых тиражей. Есть виртуальный архив для IPad где за довольно символические деньги вы можете получить виртуальную копию интересующего вас издания. По физическому же адресу я нашёл галерею в которую не мог попасть довольно долгое время. Лишь в последние дни последней недели мне удалось полноценно познакомиться с пригласившим меня лицом Нобухиро Кобаяси. Он, как и Акио Нагасава, был на мероприятиях в Париже, где представлял японскую фотографию. В стенах галереи во время первого моего не очень удачного визита проходила выставка Нобуёси Араки Theater of Love для которой очень оригинальным способом была напечатана фотокнига  с одноименным названием. Книга представляет собой напечатанные и склеенные между собой открытки. Каждую из них можно выдрать и подарить. Во время следующего своего визита Кобаяси сан уже во всю монтировал новую выставку следующего автора. Несмотря на плотный график и занятость я безмерно благодарен тому, что мне разрешили посетить это место даже вне рабочего времени. Я не слышал “мы закрыты, приходите завтра”.

В баре Kodoji с книгой Susumi Fujita

В баре Kodoji с книгой Susumi Fujita

Своего рода финальным аккордом моего фототура стал бар Кододзи (Kodoji) в районе Голден Гай.  Голден Гай это небольшой район маленьких баров недалеко от станции Синдзюку. Данный бар был открыт увлеченными фотоделом людьми в далеком 1988 году и постепенно стал заполняться промо флаерами с выставок и снимками разных фотографов. Ваш покорный лично подписал и оставил там один из своих снимков, поэтому, если будете проездом — загляните. Это место наполнено приятной атмосферой и большим количеством фотокниг. Лично мне достаточно только этого места во всем большом Токио, чтобы появилось желание вернуться в Японию. Там я почувствовал себя словно дома. Я сидел на стуле, на котором сидели многие известные в Японии творческие люди и смотрел фотокниги, которые уже не купишь на полках. От времени они уже начали постепенно покрываться плесенью, но это им только прибавляло колорита. Все места, которые я посетил, перезаряжали мои батарейки, наполняли существование смыслом и дарили новые творческие стимулы.

Московские оттенки серого с высоты самолётного полёта.

Московские оттенки серого с высоты самолётного полёта.

Вот уже подсыхает очередной десяток роликов. Что же написать вам ещё? В Японии очень легко фотографировать. Аборигены не боятся камеры. В них не читается страх перед объективом, который присутствует в глазах наших соотечественников. Нет в них ни злобы ни зависти, но есть радость жизни. За все эти дни у меня не было ни одной конфликтной ситуации из-за фотографии. Каждый день я вставал в 8-9 часов утра, выходил из хостела в 11 и возвращался домой только поздно вечером, чтобы поесть, помыться и поспать. С каждым таким днём я всё больше убеждался, что занимаюсь своим любимым делом и никто в этом мире не упрекает меня в том, что я “страдаю фигнёй”. Япония это такая страна в которой “страдать фигней” не зазорно и любая, даже самая дурацкая идея имеет право на жизнь. Конечно, не всё в этой стране радужно и розово, как вы можете подумать, да и сами японцы далеко не без греха. Многие из фотографов, с которыми я познакомился, зарабатывают на жизнь другими способами. Многие из проектов, которые я повстречал, имеют временный характер и далеко не все обречены на успех, но важна сама атмосфера. Атмосфера в которой можно созидать, в которой нет тягучего ощущения беспросветной темноты и вечной драмы. Это путешествие не открыло для меня каких-то новых возможностей, но зарядило необходимой энергией, заставило переосмыслить понятие родной земли и задало новый вектор для движения вперёд.

ЗЫ В Японии невозможно погладить котика на улице.

Как я провёл эти десять творческих лет.

Озеро Сенеж. 2009 год.

Озеро Сенеж. 2009 год.

Перед своим первым большим путешествием по Японии мне захотелось вспомнить как это было. C чего начинался мой творческий путь, как он развивался. Хотя, мысленно я  уже давно в этом путешествии, но всё же заставляю себя написать этот материал именно сейчас, потому что завтра уже не будет той эйфории и того желания, которое присутствует в данный момент.

Если представить себе путешествие в мире фотографии как восхождение на гору, то любой, кто хоть раз забирался на вершину знает, что подъем это не всегда только путь наверх. Возможно всё. И спуски и тупики и возвращение на прежние позиции. Но коварнее всего в этом путешествии (в творческом, конечно же) равнины. Равнина или творческое плато дает возможность перевести дух, но в то же время способно затянуть тебя в состояние профессионального анабиоза. Проще говоря, человек выходит на определенный профессиональный уровень и чувствует себя в нём комфортно. Страх перед неизведанным становится всё сильнее, как и желание не вылезать из этой зоны комфорта. Ниже мой опыт творческого восхождения на кудыкину гору, с подъемами, спусками и такими своего рода плато.

Отправной точкой моего более-менее осознанного путешествия я считаю 2007 год. В 2006 году в свет вышла цифровая камера Sony Alpha 100 и я стал её обладателем. К началу моего увлечения плёночной фотографией в 2010 я уже успел обрасти целым парком оптики, поменять фотоаппарат на более крутой от всё той же Sony и изрядно достать своими пейзажами местный интернет клуб любителей фотографии. Это было время, когда я постигал азы ремесла больше  технического, чем визуального, а к фотографии относился как к очередному хобби. Меня не интересовали никакие имена, черно-белую фотографию я считал устаревшим абсурдом. Но зачатки нынешнего себя стали пробиваться уже в то время. К примеру, многие из сделанных фотографий я печатал форматом А4 и вкладывал аккуратно в папочки. Не знаю от куда у меня эта любовь к бумажным отпечаткам…

2008 год стал переломным. Технически у меня получались уже хорошие фотографии, которые находили отклики в сердцах местной публики. Я знал про правила третьей, про горизонт и про грамотную цветообработку, но прежнего огня в глазах уже не было. Фотография стала мне надоедать. Объективы уже есть, вспышки тоже. Куда расти?  Мне начинало казаться, что все мои новые фотографии — они всё пустые. Не было чего-то, что можно было бы назвать собственным творческим началом. Так, новые снимки становились всё более меланхоличными, а финальным гвоздём в крышку тогдашнего Романова-пейзажиста заколотили фотографии Сергея Чубарова. Почему-то в то время Сергей был для меня основным творческим оппонентом. Возможно это потому, что я подсознательно старался воспроизвести эстетику живого пейзажа, но на тот момент ничего лучше третей у меня не получалось. Сергей Чубаров в этом отношении имел много очков вперёд. К слову, наличие таких людей до недавнего времени подстегивало меня к саморазвитию и заставляло выйти с равнин снова в горы.

 

Озеро Сенеж, 2010 год.

Озеро Сенеж, 2010 год.

Этот период духовной опустошенности продолжался до 2010 года. Те несколько лет фактически выпали у меня из головы, потому что меня жутко колбасило в разные стороны. Я снимал птиц на болоте, какие-то уличные зарисовки на телевик и утренние пейзажи на широкоугольник. При этом я не получал никакого удовольствия от процесса и просто катился по наклонной, пока практически не забыл про фотографию.

“Ты должен попробовать плёнку!”: это были слова Сергея Рахмана, собрата по байонету Sony Alpha, которые стали ключевыми. Относительно пленки я был настроен крайне скептически, но всё же приобрел к цифровой Sony A700 плёночную Konica-Minolta Dynax 5. Тогда плёнка ещё стоила очень дешево, по 100-150 рублей за ролик цветной Kodak Gold 200. Найти просрочку по 50 рублей так же не составляло труда. Проявка по 15 рублей. Халява. На них я и снимал в основном, но то ли из-за плохого сканера то ли из-за чего-то ещё интерес к цветной пленки у меня угас довольно быстро.

Озеро Сенеж. 2011 год. Эксперименты с кросс-процессом и линзами

Озеро Сенеж. 2011 год. Эксперименты с кросс-процессом и линзами

Свою первую черно-белую плёнку я проявил зимой 2011 года. Я не знал ничего, от слова совсем. Проявители, время, агитация? А? О чём вы? Хорошо, что были аналоговые друзья, а точнее друг из Питера Ян Татаренко. Именно он терпеливо отвечал что же надо делать с пленкой, чтобы на ней получились изображения, а не бог весть что. Так был открыт ящик пандоры.

Озеро Сенеж. 2011 год. Снимок сделан на самодельный пинхол из Любителя 166

Озеро Сенеж. 2011 год. Снимок сделан на самодельный пинхол из Любителя 166

На барахолке в Новоподрезково я стал приобретать сломанные дальномерные камеры и отдавать мастеру по ремонту на таганке. Моим новым основным клубом стал  rangefinder.ru Там разворачивались дикие творческие баталии, а со многими людьми позднее я познакомился и в жизни. До этого момента даже не представлял, что существует что-то ещё помимо зеркальных фотокамер. Пинхолы, двуглазые среднеформатные камеры, шкальники — всё это стоило очень доступных денег поэтому жадно скупалось. В том же 2011 я открыл основную для себя тему — город. Тогда ещё не было модного понятия “стрит”. С пейзажной фотографии я полностью переключился на уличную. Человек, что совсем недавно отрицал черно-белое изображение вдруг стал интересоваться классиками фотографии. В том же году стал осваивать ручную печать на отцовском фотоувеличителе УПА. Модные процессы типа лит печати также не обошли меня стороной, но увлечение альтернативой продолжалось совсем недолго. Очень скоро основное свое внимание было сосредоточено именно на черно-белом изображении. Мир монохрома захватил мое сердце и душу.

 

Лит печать. 2011 год. Снимок напечатан с цветного негатива.

Лит печать. 2011 год. Снимок напечатан с цветного негатива.

2012 год. Моим основным оружием становится дальномерная камера. Любимые: ФЭД-2 и Зоркий-4. ФЭД вскоре ломается. Почти весь год я снимал только на Зоркий-4 с прикрученным объективом Юпитер-12. В том же году приходит осознание, что возможностей Зоркого 4 не хватает и покупается фотоаппарат Leica M4. Чтобы позволить себе эту камеру и несколько объективов к ней были проданы вся оптика Minolta и Sony, а также цифровая техника. В качестве единственной цифровой фотокамеры стал выступать Sony Nex 5. На высвобожденные средства приобреталась плёнка. К сожалению, дружба с Leica сразу не задалась и камера очень долгое время болела, поэтому, фактически, я продолжал снимать на отечественные дальномерки. После знакомства с творчеством Франка, Брессона, Виногранда меня захватывает “решающий момент”. Охотник уличной жизни — так я тогда себя называл. Рефлексы заточены словно острый нож. С дальномеркой я был быстрее любого автофокуса и это очень мне нравилось. В тёмной комнате место УПА занял большой Крокус 4, который был куплен в деревне архитекторов на Соколе. До “ума” он доводился всем миром с помощью знакомых со всё того же клуба Дальномер. В 2012 я открыл канал на YouTube. Мне нравилось рассказывать о камерах, о фотографии, а также оттачивать навыки общения.

Фото Павла Внукова. Играем в Брессона.

Фото Павла Внукова. Играем в Брессона. 2012 год

В 2013 году я набираюсь наглости и на собственные деньги издаю фотокнигу под названием “Фрагменты”. Книга объединяла разрозненные фотографии сделанные в первые пленочные годы в некое подобие проекта. Обложку для этой книги нарисовала моя сестра на основе одной из фотографий представленных в книге. Для меня было и остается важным прочтение фотографии разными людьми и возможность создавать что-то сообща. Книга демонстрировалась разным фотографическим институтам в лице МАММ, Фотодепартамента, Галерее Братьев Люмьер. Меня критиковали за отсутствие идеи, за плохое качество полиграфии, а иногда и за сам подход к фотографии, который считался устаревшим. Коммерческого успеха она не имела. С этим неудачным опытом любовь к фотокнижному делу не утихла. До сих пор я считаю, что фотокнига это наиболее лучший способ выразить собственную позицию в фотографии. Осенью того же года я открыл свой сайт grphotography.ru

Сенеж. 2014 год. Скан оригинального отпечатка

Сенеж. 2014 год. Скан оригинального отпечатка

2014 год прошел под эгидой книгоиздательства. Теория решающего момента постепенно отходила на второй план по мере того, как я всё больше разочаровывался в самом понятии уличной жизни, потому что её на самом деле не было. Сильное влияние на меня стала оказывать японская послевоенная авторская фотография в которой амбиции и эгоизм фотографа отодвигаются на второй план, а на первый выходит идея “камеры, которая снимает сама”. Я стал фотографировать по первому импульсу, вместо того, чтобы ждать, когда снимок сам сложится в подобие картинки. Свои эксперименты я издавал в ежемесячном фотожурнале Игра Хаоса, но через 4 месяца я прекратил выпуск по причине слабого качества полиграфии и отсутствии спроса на подобного рода идею. Тем не менее, ближе к концу года я выпустил электронную книгу с одноименным названием. Обложку к ней написала мой друг-японист по уже сложившийся традиции в стиле японской каллиграфии. В ноябре того же года состоялась моя первая персональная выставка в Калининграде в славном пространстве АртВорота благодаря Павлу Платону.

Озеро Сенеж. 2015(2016?) год. Выступление театральной труппы на дне ВМФ

Озеро Сенеж. 2015(2016?) год. Выступление театральной труппы на дне ВМФ

В последующих два года последствия большого кризиса в стране и малого личного финансового кризиса сказываются на творчестве, самооценке и боевом духе сильнее всего. Из-за подорожания я уже не могу позволить себе покупку качественной фотопленки, прыгаю с аналога на цифру и с цифры на аналог. Пытаюсь заново открыть для себя современные технологии убеждая, что плёнка мне уже перестает быть интересна. До этого момента я мог финансово себя обеспечивать за счёт бизнеса отца и собственного малого бизнеса по продаже велозапчастей через интернет, но потом всё накрылось. В фотографии коммерческого успеха я не достиг, поэтому пришлось искать подработку на стороне. Так была найдена вакансия копирайтера в электронном журнале ProPhotos.ru Пусть так, но у меня получилось сохранить свой прежний образ жизни. Я зарабатывал копеечку и продолжал снимать, но то, что казалось моим спасением в итоге обернулось творческой катастрофой.

Моим основным хлебом были написание хвалебных статей о фототехнике. Мне пришлось вернуться к той глянцевой фотографии от которой я ушел в далеком уже 2006 году. По началу было тяжело, я сопротивлялся. Создавал работы “для себя” и “для редакции”, но редакция всё равно победила. Мне приходилось возвращаться к одним и тем же выгодным местам, выгодным ракурсам, чтобы соответствовать ожиданиям публики. Постепенно такая рутина тушила мой творческий огонь, да и денег катастрофически не хватало. Какая может быть плёнка? Немного меня спасала жуткая просрочка и моим основным лейт-мотивом стала фраза “прежде чем я брошу фотографию и найду нормальную работу, то попробую…” Я стал думать чего же не пробовал? Случайным образом в офисе друга, который по сути и посадил меня на пленку, оказался ксерокс под столом. На этом ксероксе я создал 3 самых паршивых зина под названием SNAP. Он был напечатан на самой паршивой бумаге с самым паршивым качеством. Снимки я брал из архива, которые печатал в тёмной комнате, потому что желания и времени снимать новое не было. Надо было снимать красоту. С зином SNAP я старался сделать всё настолько плохо, насколько мог. Прежде чем эта идея мне надоела я успел выпустить три номера. Три номера сделанных на коленке. Они вобрали в себя всю боль и печаль отечественной авторской фотографии. SNAP даже умудрился поучаствовать на первом Московском Фестивале Фотокниги в Галерее Братьев Люмьер и с успехом провалиться. Несколько ранее те же отпечатки мне удалось продемонстрировать Георгию Колосову в Галерее Классической Фотографии. Несмотря на то, что у нас с ним абсолютно разные стили Георгий Мстиславович дал мне понять, что как автор я уже состоялся. Этот момент позволил мне перестать переживать и расстраиваться по поводу очередной неудачи на конкурсе. Все творческие муки вдруг исчезли, произошло своего рода освобождение от амбиций большого художника.

Озеро Сенеж. 2017 год. Fuji Superia 200

Озеро Сенеж. 2017 год. Fuji Superia 200

Год 2017. Чувствую себя эдаким побитым жизнью волком. Прежняя работа достала. Нового практически не снимаю, но нахожу отдушину в оптической печати. в тёмной комнате. За несколько месяцев извожу 300 листов бумаги и выпадает шанс организовать квартирную выставку в районе метро Аэропорт. Небольшая комната в однушке на десятом этаже вся была в отпечатках — красота. Сама выставка была ужасна по исполнению, но прекрасна по форме. Меня никогда не останавливало отсутствие финансовых возможностей для более качественной реализации своих проектов.

Между тем предпринимаются ещё одни робкие попытки найти себя в инженерном деле связанным с ремонтом насосного оборудования. Не выходит. В момент, когда ты уже хочешь окончательно сдаться и пойти работать токарем на завод подворачивается возможность, которую иначе как подарком судьбы не назвать. Вместо завода я иду работать лаборантом в Творческую Лабораторию Среда. С первых дней работы я понял, что оказался на своем месте. В своей среде. Творческая энергия снова стала наполнять сердце и душу.

С новой работой и прекрасным коллективом вернулась любовь к плёнке, но главное стало легче в финансовом плане. Мне снова повезло сохранить свой прежний образ жизни. Запомните — фраза о том, что художник должен быть голодным может звучать только из уст сытого человека. Но речь не об этом. Неожиданно для себя я понял почему до сих пор фотографию ну плёнку. Я фотографирую на плёнку из-за вас, дорогие мои. Плёночное сообщество очень маленькое, но дружное. Не институции и большие корпорации поддерживали меня, а вы. Вы подбадривали меня словом, дарили мне плёнку, фотоаппараты, вы дарили мне возможности и работу. Теперь в будущее я смотрю иначе, более светло. Пора пришла снова начать восхождение на качественно новом уровне. Надеюсь на вашу поддержку и в будущем! Спасибо!

История (пособие) восстановления Canon Canonet QL17

Canon Canonet QL17

Canon Canonet QL17

Canon Canonet QL17 одна из лучших компактных дальномерных камер с несменным объективом, которые когда-либо выпускались на рынок, но даже лучшим время от времени нужны любовь и внимание. Мне был вверен в руки серебристый Canon Canonet QL17 в нерабочем, но вполне себе внешне приличном состоянии. Сделаешь — пользуйся! Сказано — сделано. И я его сделал! Canon Canonet QL17 по части ремонта устроен одновременно просто и сложно. На пути встретилось несколько препятствий о которых и было решено написать. Возможно вы найдете для себя данный материал полезным. В нём рассмотрена чистка видоискателя, чистка лепестков затвора и диафрагмы, восстановление питания.

Стоит заметить, что я ни разу непрофессиональный механик, даже просто близко не механик, но иногда ко мне в руки попадают фотоаппараты, которых ждёт либо полка, либо донорство. Если вижу перспективы их дальнейшего использования то стараюсь вернуть их к жизни. Мой способ ремонта довольно неправильный, поскольку я ленив и просто хочу снимать на камеры. Перед ремонтом я советую включить расслабляющую музыку, выпить побольше топлива механика, приготовить рабочее место и документировать на фотоаппарат (смартфон) что, где и как было прикручено до вас. Здесь вы можете найти все приведенные ниже фотографии в высоком разрешении.

PS Лишних деталей оставаться не должно.

Для проведения псевдо CLA (clean, lubricate, adjust) нам понадобится:

  • топливо механика (алко, валериано, соко содержащее)

  • бензин для зажигалок (БР2 и т.д.)

  • качественные крестовые отвертки для тонких работ

  • много ваты и ватных тампонов

  • карандаш со стеркой (ластик)

  • штангенцируль

  • пинцеты прямой и угловой

  • несколько самодельных инструментов (об этом ниже)

  • груша или сжатый воздух.

Цель: почистить диафрагму и лепестки затвора

Canon Canonet QL17 со снятым передними элементами

Canon Canonet QL17 со снятым передними элементами

Чистить затвор можно со стороны заднего линзоблока, а можно с переднего. Чистка диафрагмы происходит только со стороны переднего линзоблока. Правильнее разобрать передний и задний линзоблоки, но можно обойтись только передним. Все линзы старайтесь брать в хлопковых перчатках, чтобы не оставлять лишних следов на ней (я брал руками и оставил, гы).  Ремонт начинается с откручивания серебристого кольца с помощью штангенциркуля, затем снимаются декоративная черная накладка и ещё одна металлическая штука с дырками для работы экспонометра.

Средний элемент со "скрытыми зацепами" Canon Canonet QL17

Средний элемент со «скрытыми зацепами» Canon Canonet QL17

Далее, чтобы снять основный элемент объектива с надписью 4511 (в моем случае), необходимо снять средний линзоблок за которым прячутся 3 винта. ВНИМАНИЕ, многие ошибочно полагают, что у этого линзоблока нет зацепов и начинают пропиливать их на переднем кольце средней линзы, но они ТАМ есть. Их можно увидеть если посмотреть в щель между ним и серебристой большой штукой 4511. Чтобы открутить этот линзоблок нужно специально обучить соответствующий инструмент. Я обточил надфилем тонкий прямой пинцет, а затем слегка изогнул его.

Canon Canonet QL17 со снятым средним линзоблоком

Canon Canonet QL17 со снятым средним линзоблоком

Когда вы успешно открутите средний линзоблок и 3 винта под ним, то откручивайте 2 винта удерживающих светочувствительный элемент экспонометра. Аккуратно проденьте его сквозь серебристую штуку и не повредите проводочки. После извлечения большого кольца останется снять черное кольцо выдержек. Рекомендую перевести выдержку на B и аккуратно снять черное кольцо. Дело в том, что внутри него есть лапка, которая попадает в паз механизма регулировки выдержек. Если его погнуть, то может нарушиться работа всего механизма.

Грязь, смазка на лепестках затвора и диафрагмы Canon Canonet QL17

Грязь, смазка на лепестках затвора и диафрагмы Canon Canonet QL17

То, что вы видите на фотографии — это загустевшая смазка и грязь. Даже небольшое количество этой грязи может заставить плохо работать тонкие механизмы затвора и диафрагмы. Чистить их стоит ватными палочками и чистым бензином для зажигалок. Не нажимайте на элементы и меняйте ватную палочку после каждой процедуры. Такая чистка потребует времени и терпения, но после каждой процедуры должны наступать легкие изменения в лучшую сторону. Я потратил порядка 20 ватных тампонов, прежде чем всё заработало так, как должно работать. Контрольную проверку работы всех систем я сделал положив камеру в морозильник. Если и на холодную всё работает, то значит можно собирать обратно. Не забывайте продувать всё грушей или сжатым воздухом, чтобы внутри осталось как можно меньше пыли.

Небольшой дисклеймер. Это не совсем правильная чистка. Надежнее снять всё и тщательно промыть в ультразвуковой ванночке, но в интернете не рекомендуют разбирать механизмы затвора Canon Canonet QL17, поэтому и я не стал. У меня сильно тормозил автоспуск, не работал замедлитель, но с помощью шприца и бензина, который я капал куда только мог, мне удалось заставить работать все эти элементы. Мне попался хороший экземпляр, который просто очень долго не использовали. В более тяжелых случаях лепестки затвора следует чистить с обеих сторон. О том, как открутить задний линзоблок смотрите в видео.

 

Если, кто не понял как снять задний линзоблок из видео, то напишу текстом. Там есть три кольца. Внешнее, самое первое большое откручивать НЕ НАДО. Самое маленькое внутреннее тоже откручивать НЕ НАДО. Откручивать НАДО второе среднее кольцо ПО ЧАСОВОЙ стрелке — именно оно держит задний блок. Чтобы успешно открутить его понадобится самостоятельно изготовленный инструмент из шпателя (или любого другого жесткого тонкого металла) шириной порядка 28мм. Мне лично не потребовалось, поэтому лишний раз ничего ковырять не стал.

Цель: почистить видоискатель.

Внешний видоискатель  Canon Canonet QL17 до чистки

Внешний видоискатель Canon Canonet QL17 до чистки

Чтобы добраться до видоискателя надо снять верхнюю крышку. Верхняя крышка удерживается 3 винтами по бокам камеры и курковым взводом. Для снятия куркового взвода потребуется открутить серебристое кольцо против часовой стрелки. Я использовал разводной ключ с зацепами и проложил кусочки резины на губки, чтобы не поцарапать это кольцо.

Снятый курок взвода Canon Canonet QL17

Снятый курок взвода Canon Canonet QL17

Когда вы снимете верхнюю крышку, то можно почистить стекла видоискателя используя средства для чистки стекол и всё те же ватные тампоны.

внешний видоискатель  Canon Canonet QL17 после чистки

внешний видоискатель Canon Canonet QL17 после чистки

Внутренние стекла спрятаны за металлической пластиной, которая может быть посажена на старый клей. Пластина снимается руками без особых усилий. Сами стекла стоит очищать с осторожностью, особенно большое стекло с желтым напылением расположенное под 45% относительно стекол видоискателя. На этом стекле нанесено специальное покрытие, которое помогает отображать пятно дальномера и другую полезную информацию. Если его стереть или частично счистить, то ухудшиться (или вовсе пропадёт) яркость пятна и остальных элементов.

Элементы видоискателя и дальномера Canon Canonet QL17

Элементы видоискателя и дальномера Canon Canonet QL17

Чтобы проверить насколько легко счищается это напыление намотайте примерно 1мм ватки на зубочистку, дыхните на стекло и попробуйте почистить небольшой участок. Вы сразу почувствуете насколько хорошо держится напыление на вашей камере и исходя из этого принимайте решение. Напыление нанесено только на одну сторону этого стекла. Другую сторону можно чистить обычным способами. При чистке видоискателя надо помнить, что какими бы крутыми средствами для чистки мы не пользовались восстановить всё до первоначального состояния будет трудно. Возраст своё берёт..  Главное в этом деле — вовремя остановиться. После чистки незабудьте капнуть буквально капельку клея на пластину закрывающую внутренние стекла.

Цель: восстановить питание камеры

 

Отсек батарейки Canon Canonet QL17. Нижняя крышка снята.

Отсек батарейки Canon Canonet QL17. Нижняя крышка снята.

Электроника это наука о контактах, даже будучи ничего не понимая в электронике не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы не попытаться восстановить её. Речь идёт, конечно же, о простейших решениях. У меня не работал экпонометр, а следовательно и автоматика. Причиной этому чаще всего является окисление контактов из-за сырости и протекших элементов питания. В моем случае протекла батарейка и засорила контакт на “-” в батарейном отсеке. Нижняя крышка на Canon Canonet QL17 держится на 2х винтах, как и сам батарейный отсек. Всю зелень на контактах я счистил с помощью обычного ластика. Когда собрал всё обратно и вставил батарейку, то, о чудо, цепь замкнулась, питание появилась. Всё заработало. В качестве элементов питания я использую батарейку для слуховых аппаратов типа ZA675. Поскольку по размерам она чуть меньше оригинальной, то я взял в круг батарейку резиновой прокладкой на 0.5 и подложил немного фольги.

Наша награда

Результатом я остался очень доволен. После потраченных нескольких вечеров я получил в пользование великолепную фотокамеру. Canon Canonet QL17  стоит потраченных на неё сил и времени. Резкая оптика, удобная эргономика и элегантный внешний вид. Как его не любить? Ниже результат с тестовой просроченной кинопленки проявленной по процессу ECN-II в творческой лаборатории Среда.

 

Тестовый ролик на Canon Canonet QL17

Тестовый ролик на Canon Canonet QL17

Тестовый ролик на Canon Canonet QL17

Тестовый ролик на Canon Canonet QL17

Тестовый ролик на Canon Canonet QL17

Тестовый ролик на Canon Canonet QL17

Тестовый ролик на Canon Canonet QL17

Тестовый ролик на Canon Canonet QL17

Тестовый ролик на Canon Canonet QL17

Тестовый ролик на Canon Canonet QL17

Тестовый ролик на Canon Canonet QL17. Автопортрет.

Тестовый ролик на Canon Canonet QL17. Автопортрет.

Надеюсь данная информация была вам полезной. Здесь вы можете найти все приведенные выше фотографии в высоком разрешении.

Под магией: Александр Слюсарев

Александр Слюсарев, Москва 1988 г.

Александр Слюсарев, Москва 1988 г.

…Людям иногда довольно трудно привыкнуть к тому, что я показываю. Для того же, чтобы оценить работу, к ней надо привыкнуть, а потом из каждодневного с ней общения сделать вывод. Мимолетный характер фотографии не предполагает ее быстрого считывания — суть в ощущении мимолетности.

 

Вы слышали что-нибудь о метафизике? А о метафизической фотографии? В философии метафизика это раздел, который занимается вопросами исследования бытия, мира и первоначальной природы реальности. Не знаю, ассоциировал ли себя Александр Слюсарев с метафизической фотографией, но лично для меня Слюсарев и метафизическая фотография синонимы. Дело, конечно же, не в том каком жанре работал Сан Саныч (так ласково называли Александра Слюсарева коллеги и друзья), а в том какой след он оставил конкретно в моей фотографии. К сожалению, я познакомился с его творчеством уже после смерти мастера, но интересно то, что пишу о нём статью незадолго до его дня рождения в октябре.

Александр Слюсерв. Moscow, 1974

Александр Слюсерв. Moscow, 1974

Магия простых вещей. Обычные зрители считают, что автор смеется над ними будто Каземир Малевич со своим супрематизмом. Более искушенная публика находит смысл в замысловатой игре света, углов и линий. Я же нахожу в этом красоту простых вещей, как они есть. Это довольно трудно объяснить, потому что чтобы принимать такие фотографии, нужно понимать, что это не просто пакет, а часть нашей с вами повседневной жизни. Нужно именно, что осознавать себя в этой реальности. За каждодневной рутиной мы не можем остановиться, чтобы взглянуть и вспомнить. Вспомнить разного рода истории. Вспомнить истории весёлые и не очень, короткие и длинные, нелепые и поучительные. Для меня фотографии Сан Саныча это своего рода триггеры, которые активируют в памяти такие истории, а ещё помогают осознать себя и свою культурную принадлежность к стране, родине, времени.

Александр Слюсарев, Москва 1974 год.

Александр Слюсарев, Москва 1974 год.

Когда я старался выходить на улицу и фотографировать простых людей, то очень часто встречал негативную реакцию на меня, как на человека с камерой. Нежелая портить себе настроение, но желая продолжать познавать мир вокруг я обращался к другим фотографическим практикам. В этом плане подражание фотографиям Сан Саныча были способом отойти от этого негатива, которые давали люди, с одной стороны и продолжить заниматься фотографировнием на улице с другой. После дождя я выходил и фотографировал отражения в лужах. Как только всходило солнце я бежал на улицу и искал интересные переплетения геометрических фигур. Стоило увидеть пакет или штаны висящие на окнах —  тот час был готов снимок. Так, постепенно, я всё сильнее социализировался, стал меньше боятся и больше любить то, от чего многие, почему-то стараются дистанцироваться. Это можно сравнить со снятием розовых очков с глаз.

 

Александр Слюсарев. Из серии «Межсезонье»

Александр Слюсарев. Из серии «Межсезонье»

У меня есть вещи чисто концептуального свойства, но они получились сами по себе. Я делал отдельные снимки, а потом они сложились в серию, которая имеет начало и конец,  там понятно, о чем идет речь. А потом стал время от времени повторять подобные вещи. Это не западное понимание концепции, эти серии получаются естественно. Дуан Майклс  – чистый концептуалист. Но есть такой термин «ложная многозначительность», ее хочется избежать (из интервью Слюсарева сайту photographer.ru).

Мне нравится творчество Александра Слюсарева ещё и тем, что многие его серии или отдельные фотографии не надуманны, а прожиты жизнью. Натюрморты не складываются из головы, серии не рождаются из идеи. В западной фотографии очень сильны редакторские школы, которые затачивают мозги фотографов на запросы потребителей. Эти же модели пытаются прививать и у нас. С одной стороны, это всё дает некую уверенность в том, что у фотографа будет работа, но с другой становится более очевидна жесткая эксплуатация одних и тех же образов. Теряется не только уникальность автора, но и синтезируется само понятие жизни на фотографии. Александр Слюсарев очень любил жизнь и накапливал визуальный опыт, который позволял ему создавать более ценные, на мой взгляд, работы. У меня и у самого есть серии, которые рождались буквально за несколько часов, а некоторые приходилось и приходится разрабатывать годами. Ты живешь жизнь, делаешь снимки, пытаешься перенести большую трехмерную модель мира на маленький плоский кусочек бумаги. И нет нужды никуда торопиться.

 

Александр Слюсарев, Москва 1991 год.

Александр Слюсарев, Москва 1991 год.

«Я занимаюсь фотографией как таковой, а уж насколько она художественна, не знаю. Во-­первых, не мне решать, а, во-вторых, да какая мне разница, какой фотографией я занимаюсь… То есть это касается еще и жанров. В любом случае, я занимаюсь не журналистикой, а аналитической фотографией; то есть, для меня информация о конкретном моменте не важна, мне важна информация о состоянии этого, скажем так, момента». «Я меняюсь, и меняются обстоятельства. Повторю истину: река течет. Повтор, если он естественен, не повтор, а продолжение развития». Александр Слюсарев, 2008

Вы никогда не ловили себя на мысли, что сделали прекрасный снимок какого-то события, он нравится всем, но не вам? Однажды на станции Арбатская в верхнем вестибюле метро, в котором часто бывает солнце, я сделал снимок пожилого человека в контровом свете. Фотография получилась выразительной и собрала множество восторженных отзывов, но внутри меня боролись противоречивые чувства будто это совсем не мой снимок. В то время я бросался с камерой на любой сюжет, который вызывал у меня интерес. Мне было не важно, что это за событие или тема, главное, чтобы была «движуха». Так я ощущал фотографию. Не без помощи Сан Саныча я стал осознавать, что важно не только событие, но и собственное отношение к нему. Я не перестал снимать меньше направо или налево, но стал стараться не спешить сделать снимок и чаще прислушиваться к себе. В моем маленьком городе тяжело снимать, потому что с точки зрения движения в нём практически ничего не происходит. Анализируя собственную фотографию и пространство вокруг я стал смотреть на свой маленький городок иначе. Изменилось само понятие динамики и «ощущение места» с каждым годом дополняется  новым уровнем, потому что меняется не только городской пейзаж, но и сам автор.

Александр Слюсарев. Москва, 1984.

Александр Слюсарев. Москва, 1984.

— Мы с вами часто спорим о сути искусства. На ваш взгляд, что такое искусство и какова его главная задача?

— Оформление жизни в лучшую сторону. Разными способами, впрямую и через катарсис. Заодно и через культуру. Это качество!

Из интервью Частному Корреспонденту (автор Дмитрий Бавильский)

Пожалуй, только сейчас я понял насколько глубоко повлиял на меня Александр Слюсарев. То, что начиналось игрой в итоге вылилось в часть меня, как автора. Через фотографии отражений, теней, геометрической игры я переосмысливал истинную природу предметов, а также постигал их многообразность. Смысла в них содержится ровно столько, сколько этих смыслов заложено в тебе — так говорил сам Сан Саныч. Если ты не видишь в них смысла то это не означает, что этого смысла в них нет. Это ты не вкладываешь его в них. Фотография не в силах изменить этот мир, но способна изменить внутренний мир её автора, но только в том случае, если он способен выйти из мира внутреннего во внешний и принять его таким, какой он есть. Мне хочется думать, что чем больше людей осознает себя в пространстве, то тем ярче мы начнем оформлять его в лучшую сторону. Перестанем смотреть на чужой сад и думать, что яблоки в нём слаще. В каком то смысле Александр Слюсарев помог мне вырасти не только фотографически, но и просто по-человечески.

Познакомиться с творчеством Александра Слюсарева можно на его сайте или в ЖЖ (перестал обновляться в 2014 году). Так же рекомендую почитать его интервью на photographer.ru Здесь интервью Частному Корреспонденту. На YouTube есть несколько прекрасных роликов с его мыслями и снимками. Для желающих почитать что посложнее — ссылка на анализ творчества Слюсарева. Все представленные в данной статье снимки принадлежат их авторам и размещены для ознакомления.

Yashica DigiFilm: что это и зачем оно?

 

yashica_digifilm_4

Цифровому миру бренд Yashica ныне практически неизвестен, но за плечами этой компании большой опыт в индустрии пленочной фотографии. Я не пишу про новые цифровые камеры, потому что в массе своей они все серы и безлики (а ещё и дороги). Мало кто из производителей не боится пойти наперекор рынку и выпустить действительно интересный продукт с артистической индивидуальностью. В 1966 Yashica выпустила модель YASHICA Electro 35 — первый в мире компактный фотоаппарат с несменным объективом и электронно управляемым затвором. В 2017 году Yashica анонсировала кампанию на Kickstarter: Expect the Unexpected. digiFilm™ Camera by YASHICA

yashica_digifilm_1

Когда я только познакомился с принципом работы этой камеры, то мой мозг был взорван и мне очень захотелось поделиться своими впечатлениями на её счёт. Для тех, кто ещё не понял, что это я поясню. Yashica Y35 это цифровая автоматическая модульная камера, которая чем-то напоминает своего далеко предка Yashica Electro 35. Стеклянный объектив камеры обладает светосилой f/2.8 и по заверению производителя должен делать прекрасные резкие снимки.

yashica_digifilm_2

Основой изображения является матрица CMOS типоразмера 1/3.2-inch обеспечивающая разрешение в 14Мегапикселей. Но интересно не это, а то, что уникальность картинке будут давать сменные модули, которые очень похожи на катушку из под пленки формата APS-C. В них, как я понял из кампании, будет зашит определенного рода пресет с имитацией той или иной плёнки.  На данный момент модулей 4: digiFilm™ — ISO200 Ultra Fine, digiFilm™ — Black & White, digiFilm™ — ISO1600 High Speed, digiFilm™ — 120 Format (6×6). Запись изображений будет происходить на SD карту.

yashica digifilm Y35

Особый шик фотокамере Yashica Y35 придает курковый взвод, возможность менять выдержки с помощью колеса выдержек, а так же имитация смены пленки с помощью модулей Digifilm. Фотографии  получаются путём нажатия на классический спуск затвора. В качестве элементов питания используются 2 распространённые батарейки AA.

yashica_digifilm_6

Что я об этом думаю? Я куплю её! Меня очень заинтересовал концепт, более того такая специализация , я считаю, будущее цифровой фотографии и вот почему. Конкретно Yashica Y35 вобрала в себя то, что мне нравится в пленочной фотографии. Это тактильные ощущения от общения с камерой: возможность взводить курок, менять параметры съемки в ручную, смотреть на мир через видоискатель. Сами пресеты картинок кому-то покажутся решением для ленивых, но по сути эти пресеты ничем не отличаются от фотопленок. Мы так же заряжаем определенную фотопленку в камеру и наслаждаемся её картинкой. И помимо всего прочего Yashica Y35 позволит замедлиться. Сегодня, когда любой момент может быть схвачен в высоком качестве теряется сама ценность наслаждения им. У этой камеры не будет экрана, не будет ненужных вещей, которые отвлекают от съемки. Мне нравится этот пуризм. Я очень надеюсь, что смогу заполучить новинку одним из первых и опробовать всё на деле. Может быть Yashica Y35 окажется не такой замечательной, как я думаю, а очередной игрушкой для хипстеров? Ждём и копим…

Fujifilm X-Pro1 в руках пленочного фотографа

Автопортрет с Fujifilm X-Pro1. Обработано в Color Efex Pro 4

Автопортрет с Fujifilm X-Pro1. Обработано в Color Efex Pro 4

Fujifilm X-Pro1 в моем понимании не совсем цифровая фотокамера. Я имею ввиду то, что к ней нельзя относится как современной фотокамере, а точнее оценивать её с точки зрения скорости работы. Не дал ей инженерный боженька тех скоростей и технологий, с которыми у нас ассоциируется цифровые технологии, но зато Fujifilm X-Pro1 наделили селекторами круговыми, видоискателем оптическим, да формами прямоугольными. Ещё когда камера только собиралась выйти на рынок многие фанаты плёночных Leica увидели в этом возможность не изменяя собственным привычкам и без сильного удара по кошельку попробовать цифровые технологии. С того момента минуло много времени… Уже успела выйти в свет Fujifilm X-Pro2, которая, без сомнения, является прекрасным инструментом во всех отношениях. Я много времени провёл с Fujifilm X-Pro2, мне очень понравилась эта камера, а когда мне выпал шанс попробовать Fujifilm X-Pro1 грех было отказываться.

Fujifilm X-Pro1. Обработано в Color Efex Pro 4

Fujifilm X-Pro1. Обработано в Color Efex Pro 4

Для создания собственной фотографии мне много не надо. Прикрыть диафрагму, да быть на месте. Что на Зоркий, что на Leica, что на Fujifilm X-Pro1. Зная о всех недостатках первой модели я хотел попробовать снимать на неё аналогичным образом. Камера переведена в режим ручной фокусировки, настройка выдержки и диафрагмы происходит с помощью экспонометра на телефоне. Ошибаться так ошибаться! Зато все ошибки мои и нет необходимости винить в этом технику. В качестве объектива выступал родной зум 18-55, который практически всегда был установлен на 35мм эквивалентное фокусное расстояние. Иногда чуть шире, иногда чуть уже.

Прямой JPEG файл с Fujifilm X-Pro1 с эмуляцией плёнки

Прямой JPEG файл с Fujifilm X-Pro1 с эмуляцией плёнки

Эргономика у Fujifilm X-Pro1 классического кирпича и как все кирпичи не очень удобная. Это при том, что я люблю всё прямоугольное. Как я не старался, но не получилось у меня за дни совместного времяпрепровождения привыкнуть ко всем расположениям кнопок и нажимать их так, чтобы не отрывать глаз от видоискателя. По габаритам Fujifilm X-Pro1 выходит больше классической Leicа, а с зум-объективом так и вообще приближается к зеркальным камерам среднего уровня. О вертикальных фотографиях без дополнительной грип-ручки на Fujifilm X-Pro1 лучше забыть. Уж больно неудобно. Носить же фотокамеру на длинном ремне на шее всё это не мешает. Не мешают её размеры жить Fujifilm X-Pro1 в поясной сумке, однако, места для обеда в ней уже не будет. Придётся или брать сумку побольшу или фоторюкзак. Не мой стиль.

Fujifilm X-Pro1. Кадр обработан в Color Efex Pro 4.

Fujifilm X-Pro1. Кадр обработан в Color Efex Pro 4.

Оптический видоискатель и удобство работы с ним это то, что волнует меня в данной камере больше всего. Безусловно, он лучшее, что вы можете купить за деньги в современном цифровом мире. Лучше он или хуже Leica я судить не берусь. Лучше расскажу о впечатлениях. У меня никогда не было проблем с кадрированием на дальномерных и шкальных камерах, но в случае с Fujifilm X-Pro1 у меня сложилось впечатление, что рамки не только не соответствуют площади кадра, так ещё и границы кадра находятся не на своем месте. К этой особенности нужно привыкать долго, прежде чем мозг адаптируется и сможет кадрировать более точно. В остальном же относительно видоискателя я остался доволен. Ещё одна особенность, к которой будешь долго привыкать заключается в лаге затвора. Ты нажимаешь на кнопку, фотоаппарат слегка задумывается, а затем делает снимок. Если добавить к этому ещё и время которое потребуется камере, чтобы выйти из сна, то можно сделать вывод, о том, что для моментальной или интуитивной фотографии в классическом смысле этих слов Fujifilm X-Pro1 не подходит. Она тормоз.

Fujifilm X-Pro1. Снимок обработан в Color Efex Pro4

Fujifilm X-Pro1. Снимок обработан в Color Efex Pro4

Цифровая камера в сердце всегда остается цифровой камерой. Как бы я не старался придерживаться концепции полностью ручного управления возможность посмотреть результат и остаться им недовольным всё равно присутствует. От этого мною иногда включались, то автоматическая выдержка, то автоматическая диафрагма и даже автофокус. И вот это вот всё постоянно отвлекало от съемки. Какие тут могут быть кадры? Отсутствие на объективе классической шкалы с метражом, бесконечный ход кольца фокуса лишь добавляли неудобств заставляя идти наперекор собственным привычкам. Дело в том, что из-за всех этих маленьких сложностей ты не можешь поставить параметры съемки заранее, чтобы в нужный момент просто нажать на кнопку. Тебе постоянно нужно либо смотреть в видоискатель либо на экран, а кадр вот взял и прошёл мимо…

Снимок обработан в Color Efex Pro 4.

Снимок обработан в Color Efex Pro 4.

И всё же стоит сказать пару хороших слов о камере. Когда я не забирался в дебри меню, не отвлекался на электронику и просто никуда не торопился, то мне понравилось снимать на Fujifilm X-Pro1. Она делает прекрасные по качеству фотографии и полностью удовлетворяет моим эстетическим представлениям о прекрасном. Ты замечаешь сюжет, подносишь камеру к глазу, заглядываешь в оптический видоискатель с рамками и ловишь кайф. Но купил бы я себе эту камеру в 2017 году? Скорее нет. Для меня она останется попыткой сделать фотоаппарат компьютерщики для фотографов. Слишком много получилось вещей  к которым надо привыкать и c которыми приходится мириться: эргономика, медлительность, недружелюбность. Чем больше я общался с камерой, тем слабее было моё желание брать с собой Fujifilm X-Pro1. А ведь так быть не должно.

Fujifilm XPro1

Fujifilm X-Pro1. Обработано в Color Efex Pro 4

Безусловно, Fujifilm X-Pro1 была большим шагом в сторону сделать что-то необычное, но если вы, как и я, привыкли действовать на инстинктах, полностью управлять камерой, то Fujifilm X-Pro1 не для нас с вами. Не знаю я, куда её можно было бы пристроить… Тоже удовольствие от оптического видоискателя сможет подарить Fujifilm X100, да ещё она в комплекте с прекрасной оптикой. Fujifilm X-E1 обладает теми же возможностями, что и Fujifilm X-Pro1, но меньше в размерах и приятнее в хвате. И пусть у Fujifilm X-E1 нет оптического видоискателя. Какой в нём смысл, если через него тяжело кадрировать изображение? А главное, что Fujifilm X-100, что Fujifilm X-E1 на вторичном рынке стоят дешевле, чем просто голая камера Fujifilm X-Pro1. Вот и думай… Так что, если вы до сих пор владеете этой камерой и снимаете на неё, то буду рад узнать в комментариях чем она вас привлекает.

PS Выражаю огромную благодарность за возможность составить собственное мнение о фотоаппарате Павлу Косенко :) Все фотографии в этой статье можно скачать в большом разрешении для злорадства над автором детального рассмотрения.

 

 

Монетизация авторской фотографии. Опыт, идеи, мысли.

зарабатывать авторской фотографией

В этом материале мне хочется поделиться с вами своими соображениями на тему авторской фотографии и возможностей по её монетизации. Писать её я садился три раза. Тем, кто увлекается фотографией не первый год и пытается с её помощью зарабатывать себе на хлеб в необходимости объяснять насколько трудное и нестабильное это занятие нужды нет. Забегая чуть вперёд скажу, что мною пока не придумано ни одной рабочей модели, но, возможно, мой опыт и мысли покажутся интересным в выработке собственной стратегии.

Эллиотт Ервитт во время автограф сессии

Эллиотт Ервитт во время автограф сессии

В чем собственно проблема?

Рынок потребителей авторской фотографии довольно мал, настолько мал, что можно говорить о том, что он не существует (по крайней мере в России). Авторская фотография это не то, что мы вклеиваем себе на документы и не то из чего создаются свадебные альбомы. Такая фотография неуклонно следует за автором, а это означает, что вписаться в какой-либо формат довольно трудно.

“Whenever I have a talk or something and someone always asks how do I get into the racket? My advice is to do it as a hobby, and maybe you can progress from there, but don’t do it for a living,” Elliott Erwitt

 

Эллиотт Эрвитт опытный мастер, старейший член фотоагенства Magnum и мировая знаменитость, предлагает заниматься фотографией, как хобби, но не пытаться зарабатывать ею себе на жизнь. Фотография это индустрия, которая очень быстро меняется. Проблема заработка для молодого автора появилась не сегодня, но сейчас, в связи с развитием интернета и демократизации фотографии благодаря цифровым технологиям, те небольшие возможности, которые у нас оставались, продолжают стремительно схлопываться. Прежние модели перестают работать. Если бы они работали, то, уверяю вас, я бы сейчас не сидел здесь и не писал этот текст. Я создаю авторские проекты, выпускаю книги и устраиваю выставки, но за весь мой десятилетний опыт увлечения фотографией вся эта деятельность не принесла мне ни копейки, но зато я приобретаю бесценный опыт и только благодаря этому опыту понимаю, что было правильно, а где допускались ошибки.

 

Гарри Виногранд во время своего мастер класса

Гарри Виногранд во время своего мастер класса

Существовать на два фронта.

 

В любом случае без денег не обойтись. Идеальный вариант найти себе мецената, либо изначально не нуждаться в деньгах. В остальных случаях — ищем работу. Имея полноценную работу мы можем приобрести себе немного свободы. В современном мире именно деньги дают эту свободу. В свои выходные дни мы вольны заниматься тем, чем нам хочется, в том числе и собственными проектами. В этом есть, как свои плюсы, так и свои минусы. Однако, я верил и верю, что если существуют те, кто всё же добился желаемого, то нет причин, что тоже самое не получится и у меня или у вас. Главное понять, что нет ничего зазорного в том, чтобы иметь работу или подработку отличную от фотографии. Не мы первые, не мы последние.

Ваши фотографии никому не нужны.

 

Каким бы крутым не был ваш проект или отдельные снимки без имени их не видно. Фотография окружена аурой легкодоступности. Один взмах по клавишам в поисковике и у вас на экране десятки, сотни тысяч изображений в высоком качестве. Услышать отдельную фотографию таким образом невозможно, а вот потерять собственную идентичность, растворившись в сети, очень легко. Социальные сети, медиа и различного рода конкурсы как болота засасывают молодые неокрепшие умы в свои воды. Умело подогревая интерес своей целевой аудитории быстрыми моделями успеха они формируют ложные цели и идеалы. Запомните — ваши фотографии никому не нужны. Люди любят играть на тщеславии авторов и таким образом зарабатывают деньги.

 

Джон Сзарковски - человек, который открывал имена в фотографии, но сам, как фотограф, практически остался в тени.

Джон Сзарковски (John Szarkowski) — человек, который открывал имена в фотографии, но сам, как фотограф, практически остался в тени.

Открыться миру.

 

В самом понятии авторская фотография заключено ключевое слово — авторская. Вы — автор, а следовательно упор надо делать именно на себе. Любят не ваши фотографии, а вас самого. У яркой личности с пылающими глазами шансы прийти к успеху гораздо выше. Замкнутый творец не способен привлечь к себе внимания. Забудьте про фильмы где талантливых музыкантов находили продюсеры за мойкой полов или открывали художников при росписи забора. Мы слышали о таких историях успеха, но не слышали тысячи историй провала. Я не призываю вас сиять ярче солнца или выписать себе справку о психическом недуге. Я призываю заводить знакомства с людьми в той области, в которой вам хочется существовать. Призываю быть открытым. Окружение человека полностью меняется за 5 лет и только мы решаем где нам быть.

 

Длинный путь — единственно верный.

 

Сегодня авторы сами создают себя, сами создают себе имя. Вы работаете на имя, а затем имя работает на вас. Интернет не только отобрал у нас старые возможности, но и предоставил новые. Создайте свой сайт, блог и начните наполнять его действительно полезной информацией. Не надо вкладываться в маркетинг, не надо платить яндексу или гуглу деньги. Просто начните делиться с людьми информацией. Чем больше полезной информации вы сконцентрируете в одном месте, тем чаще вы будете выпадать в поисковике на первых страницах. Однако, будьте готовы к тому, что это долгий и тяжелый труд. Независимо от вашего настроения, времени года и морального состояния вам необходимо пополнять ваш ресурс.

 

История личного неуспеха.

 

Если нет такого героя, который мог бы прийти и спасти тебя, то сам стань этим героем. Несмотря на то, что фотография создается за 0.125 секунды на то, чтобы получить возможность заниматься тем, чем нравится потребуются годы монотонной и кропотливой работы. Я родился, вырос и живу в маленьком областном городе далеко далеко от мировых центров искусств. Много раз меня посещали мысли о художественном образовании, о том, что необходимо переехать ближе к творческому миру. В поисках ответа на свои вопросы я изучал истории успеха классиков фотографии. Всех их объединяло одно — уникальный творческий путь и сохраненная индивидуальность. Кому-то, конечно, нереально везло, но стоит всё же исходить из того, что ты не станешь этим счастливчиком. Спустя десять лет я не стал зарабатывать с помощью фотографии, я также не приобрёл профессии, которая бы позволила мне не думать о деньгах. Однако, я всё же нахожу в себе силы двигаться в гору, преодолевать сложности и призываю верить в себя. Несмотря на кажущиеся неудачи я по прежнему продолжаю заниматься фотографией, завожу новых друзей и постепенно становлюсь ближе к поставленной цели — полностью посвятить себя любимому делу.

 

Под магией: Морияма Дайдо

уличная фотография street photography

В 2010, когда я только начинал постигать азы пленочной фотографии и гонялся за “решающими моментами” мой взор упал на японского фотографа Морияму Дайдо (Moriyama Daido). Что тут сказать? Его личность внутри Японии культовая. На Западе он вызывает двойственное впечатление. Его стиль и подача материала настолько отличаются от общепринятых, что люди либо ненавидит Морияму, обвиняя его в банальщине и отсутсвии вкуса,  либо обожают за его манеру подачи материала. В США он даже получил прозвище “крёстного отца” уличной фотографии.

уличная фотография, стрит фотографияПризнаться честно я тогда сильно залип. Очень долгое время не мог понять, что такого в его фотографиях меня привлекает, почему они так радикально отличаются от того же Брессона, Франка, Виногранда? Как разгадать его код? Над ответами я бился не один год. В результате одна книга от автора под названием World Through My Eyes превратилась в целую коллекцию фотокниг разных эпох и времени. И если вы когда-нибудь спросите меня, кто был моим учителем по фотографии (ментальным), то я вам честно скажу, что Морияма Дайдо сыграл ключевую роль. Уж очень много душевных струн пересеклись с его волной. Данный текст это дань уважение творчеству мастера и желание отойти от своего учителя.

уличная фотография, street photography, стрит фотография

Морияма бунтарь

В 1961 году Морияма переехал в Токио, где в 1964 году познакомился с Накахирой Такумой. В 1968 году вышел в свет знаменитый журнал Provoke к которому во втором выпуске присоединился и Морияма. Журнал просуществовал 4 выпуска, после чего коллектив распался, а выход новых номеров прекратился. На момент публикации должного внимания со стороны общественности издание не получило, но стала отправной точкой для нового языка фотографии. Языка доведенного до абсурда, крайности. Имя ему are-bure-boke (あれぶれー暈け), что в переводе с японского означает “дрожание камеры, вне фокуса”. Именно ярко выраженное зерно на фотографиях, отсутствие фокуса и тяжелые градации серого стали визитной карточкой Мориямы. В 1972 году эта стилистика приобрела пиковую форму в книге Farewell Photography (Bye Bye Photogrphy или Shashin no Saionara). В последствии, не выдержав эмоционального накала он пристрастился к наркотикам и фактически выпал из мира фотографии на долгие годы. Но всё же, благодаря близким друзьям и всё той же фотографии, которую он не смог в итоге бросить, мир не потерял его.

Под магией Морияма Дайдо

К стилистике журнала Provoke я планирую обратиться в будущем, поскольку идеи журнала были куда шире и интереснее. Пока же вернёмся обратно к автору. Морияма один из тех немногих, которого чтобы полюбить сперва надо понять. Мне нравится Япония и читать о Японии. С одной стороны я смотрю государственный канал NHK, а с другой черно-белую и не самую чистую сторону Японии от Дайдо. Так у меня складывается более полная картина об этой интересной стране. Проецируя фотографии Мориямы на отечественную действительность я задним числом ощущаю точки соприкосновения культур, менталитета и столь же большую разницу народами, нациями. Это интересно. Лучше всего, именно как источник повседневной жизни,  автор раскрывается в своём периодическом журнале Record. Журнал представляет собой поток сознания из чистой фотографии подкрепленной малой толикой авторского текста. Это не проект с сильной философской базой и не лапша развешанная на уши. Это жизнь через призму автора и немного его впечатлений. Причем, на снимках часто изображены самые простые вещи, а чтобы снимать простые вещи надо быть смелым и умным человеком.

Под магией Дайдо Морияма

Сложный человек, простые камеры.

Я не знаю другого такого человека, который бы относился к камерам столь просто. Морияма Дайдо всегда предпочитал простые и доступные камеры. Часто это были мыльницы, шкальники, полукадровые аппараты. Иногда в старой прессе он проскакивал и с зеркальным Pentax и даже с 6х6 TLR Minolta, однако широкой массе он запомнился с камерой Ricoh серии GR. В настоящее время (на 2017 год) он фотографирует на Nikon Coolpix 9000 серии (это супер зум мыльницы 9500,9300,9700). Каждый раз, когда где-то со стороны я слышу про RAW, про мегапикселы, про выбитые света и тени я вспоминаю Морияму и его отношение к инструментам для фотографии, а также про его заслуги в мире фотографии. Это хороший повод перестать испытывать комплексы по поводу собственной техники и начать просто делать фотографии.

 

Под магией Дайдо Морияма

Простые камеры, простой взгляд.

Подобного рода отношение у Дайдо и к фотографии. Простые камеры настраивают на простое отношение. Если что-то работает на фотографию — это хорошо. Если что-то цепляет его взгляд — это достойно быть заснятым. Остальное уже не столь важно. Документальный фильм Near Equal очень хорошо раскрывает описанное мною выше. На улице он словно собака, что каждый день обходит свою территорию и оставляет “метки”. И недаром его самая каноническая фотография это фотография бродячего пса сделанная им совершенно случайно. За долгие годы нахождения на одних и тех же улицах у многих начинает замыливаться глаз и теряется не только ощущение новизны места, но и страсть познания. Когда ты относишься к вещам проще, то легче сохранить в себе эту детскую любознательность. Когда ты ассоциируешь себя с животным, то проще действовать инстинктивно.

Морияма Дайдо в своем творчестве прошёл через множество препятствий и остался верен фотографии. В 2017 крестному отцу уличной фотографии стукнет 79 лет и он по прежнему ходит с камерой наперевес. Словно маленький ребёнок, которому так и не наскучила улица. Он по прежнему выпускает книжную продукцию и он по прежнему верен своему ярко-выраженному стилю, хотя последнее время много экспериментирует с цветом. Мне бы очень хотелось сохранить в своей душе страсть и удивление как к жизни, так и к фотографии.

Под магией Дайдо Морияма

Особого упоминания стоит отметить его любовь к монохромному изображению. По словам самого Дайдо видеть мир в черно-белых тонах это, как видеть мир без одежды. Монохрому присущи символизм, абстракция и эротичность. Чем старше я становлюсь в собственном творчестве, тем четче вижу эту тонкую грань между цветным и монохромным миром. Именно поэтому когда я беру в руки цифровую камеру и вижу на экране цветное изображение, то я не вижу его монохромным. С другой стороны, когда у меня в фотоаппарате черно-белая плёнка и я не вижу цветного изображения мой стиль и взгляд как бы очищается и старается не замечать цвета, игнорировать его. В 2016 году мне очень много приходилось снимать исключительно на цифровые камеры и я уже почти привык к тому, что цифровая фотография — это цветная фотография.

 

Под магией Дайдо Морияма

Дайдо Морияма и его автопортрет.

 

Самый главный вывод, который я для себя сделал благодаря Дайдо заключается в том, что мы фотографируем не столько окружающий мир, сколько заглядываем в глубины собственной души. В наш внутренний мир. Со всеми его страхами, комплексами и переживаниями. Он виден на наших снимках и хорошо передается. Когда ты ходишь по улице много лет и всматриваешься в город, то город начинает всматриваться в тебя. Одно время я бегал за “событиями” на улице, но сейчас больше сосредоточен на том, что нравится именно мне. В то же время Дайдо Морияма и японская фотография в целом сильна тем, что авторское эго на ней практически не заметно. Что это означает? Фотография в момент нажатия кнопки это рефлексия его автора, но когда она встречается со зрителем, то может быть прочтена совершенно отличным от авторского замысла образом. Это вовлеченность является ключом к обогащению самой фотографии. Однако, чем сильнее эго автора на фотографии, тем сложнее вовлечь зрителя в эту игру. Поэтому я не очень люблю современную проектную фотографию, где идея затмевает визуальный ряд, делая общее впечатление невыразительным и скучным.

Под магией Дайдо Морияма

Как итог.

Чем больше я знакомился с творчеством Мориямы, тем лучше понимал, что его скорее интересует сама жизнь, нежели фотография. В тоже время он не мыслит себя без фотографии и путешествия. Отсутствие тяжелой философии, яркие образы, простой взгляд и непринужденность по жизни это всё то, за что я люблю этого автора. Безусловно, он не самый яркий фотограф в мире, но его яркий опыт и монохромный мир достойны того, чтобы уделить ему должное внимание.

 

 

 

Доводы снимать на плёнку в 2017 году

Молодой фотограф Антон и его камеры

Молодой фотограф Антон и его камеры

Разбавляя в канистре очередной галлон проявителя D-76  почему-то решилось набросать несколько мыслей в поддержку пленочной фотографии. Идёт 2017 год. Просрочки в магазинах кончились, все заядлые фотолюбители распродали свои фотозапасы, а стоимость ролика в среднем приближается к 3-5 сотням рублей без стоимости проявки и сканирования. Кажется, что всё пропало, Ватсон. Но нет. Работая в одной известной творческой лаборатории я не мог не подметить, что интерес к плёночной фотографии не только не падает, но и продолжает расти. Да и я сам сколько бы не лил крокодиловых слёз о былых временах возьму да отсниму ролик-другой, хотя каждый раз убеждаю себя, что он будет последним (и так уже не один год).

Фотопленка без катушки

Фотопленка без катушки

Сейчас я не буду писать про магию и волшебство пленочной фотографии. Эмоции от общения с аналогом у нас уже в комплекте. Моя основная мысль заключается в том, что съемка на плёнку является очень демократичным и доступным хобби, а также дарит возможность заниматься фотографией с точки зрения процесса.

Minolta Hi-Matic S

Minolta Hi-Matic S

Как выглядит увлечение цифровой фотографией? Человек покупает дорогую фотокамеру, а после начинает искать идеальный объектив. Один, второй, третий. Образуется система и так далее. Подозреваю, что подобного рода система надоедает некоторым фотолюбителям и они начинают искать альтернативу. С фотоплёнкой также присутствует элемент собирательства различной техники, но к нему добавляется возможность экспериментировать с самим носителем. Черно-белая, цветная, c высокой чувствительностью, мелким зерном — всего не перечислить. За довольно символические деньги вы постоянно получаете ощущение новизны процесса.

Зоркий 1 и Зоркий 3М 1955 года выпуска

Зоркий 1 и Зоркий 3М 1955 года выпуска

С пленочной фототехникой любой, абсолютно любой фотолюбитель может позволить себе самую разную, в том числе и самую топовую фототехнику по цене чуть ли не лома. Мыльницы, зеркалки, дальномерки, шкальники — выбор настолько огромен, что всего просто не перечислишь. Бери, снимай, ломай, чини, продавай. За стоимость начальной зеркальной фотокамеры Canon вы без проблем соберете себе систему с 2, 3 объективами в виде её пленочного аналога. Просто задайтесь поиском… Да, у неё не будет возможностей снимать видео, возможно даже не будет автофокуса и может быть даже плёнку вручную придется заряжать, но в этом вся и соль. Лишаемся одного, получаем другое. Для всего остального у нас в кармане есть смартфон. С пленочной фототехникой ещё хорошо то, что цены на вторичном рынке достаточно устойчивые и вы мало потеряете в деньгах, если камера вам вдруг не понравится. Некоторые мои друзья даже предпочитают инвестировать свои деньги таким образом в редкую фототехнику.

Разные пустые катушки из под фотопленки Kodak

Разные пустые катушки из под фотопленки Kodak

Хорошо, а почему я считаю дорогую плёнку доступной? Ходит мнение, что, мол, вложив в пленочную систему вы всё равно отыграете разницу в цене между цифровым аналогом за счёт высокой стоимости самой плёнки. С одной стороны, если взять сумму в 100 000 рублей и поделить её на стоимость ролика, то получится 200 роликов Tri-X или 500 роликов Kodak Gold или 7200 и 18000 снимков соответственно. Так столько же люди способны чуть ли не на одной свадьбе отснять, верно? Верно, да неверно. Во-первых, гораздо большее потратить всю сумму сразу, нежели растягивать её на более длительный период. А во-вторых, ли много нам надо фотографией? Мой отец оставил мне в наследство 10 роликов Свемы с фотокамеры Зенит. Или всего 360 снимков. И это не потому что он был увлеченным профи или заядлым фотолюбителем, который точно знал, что хотел заснять и не делал дублей. Нет, он был просто обладателем фотокамеры Зенит и время от времени снимал свою семью. Спустя 30 лет я распечатал на увеличителе некоторые снимки и положил их в семейный альбом.

Обрезанные хвостики от цветной фотопленки

Обрезанные хвостики от цветной фотопленки

Просто, с плёнкой снимается по другому. Спросите у любого любителя среднего формата, который с собой в поездку берет всего десять роликов широкой плёнки, а это в среднем 120 фотографий и он скажет вам, что этого более, чем достаточно. Нет, давайте поставим вопрос по другому. Как часто в нашей жизни происходят такие моменты, которые действительно стоит снимать и есть ли необходимость делать 20 дублей своего спящего котика? С фотопленкой вы учитесь управлять процессом, а не процесс управляет вами. Это сложно объяснить, надо просто попробовать.

Коллекция Fuji ACROS

Коллекция Fuji ACROS

Но это всё идеальный мир, а реальный мир он прозаичнее. У меня есть несколько хороших цифровых камер — Nikon CoolPix S9500 и Fujifilm X20. Они просто есть, я делаю на них по 20 дублей своего спящего котика в прекрасном качестве, но для всего остального у меня есть на полках пленочные камеры. Это может быть Зоркий 51 года, может быть современная плёночная Fujifilm Klasse W или зеркальная фотокамера первого поколения Minolta. И здесь начинается моё приключение. В какую камеру и какую плёнку зарядить? Как отснять, как проявить? Все эти мелочи заставляют думать, шевелиться, становится лучше. Ещё очень интересно на собственной шкуре ощутить технологическую эволюцию фототехники. В прочем, вы и сами можете всё попробовать. Плёнка, как я уже писал, доступна, как никогда.

Фотографии и слова Георгия Романова.

Под магией: Уильям Кляйн

 

Уильям Кляйн, William Klein

Есть ряд авторов к чьим работам и творческому пути я отношусь с трепетом, поскольку они, так или иначе, влияли на меня. Такие авторы это “корни”, к которым стоит возвращаться во времена сомнений. Один из них — Уильям Кляйн (William Klein). В то время, как многие стремились к техническому совершенству в фотографии Кляйн делал всё с точностью наоборот. Он не признавал имён мира фотографии, негласные правила и для своего времени был той ещё занозой.

Уильям Кляйн, William Klein

Самая знаменитая его работа, которая позже стала визитной карточкой, называется Life is Good & Good for You in New York. Для отображения не самой идеальной жизни в Нью-Йорке во всех её серых тонах он выбрал не самый идеальный метод создания изображений. Кляйн предпочитал снимать широкоугольными и телеобъективами, не брезговал сильным кадрированием, чрезмерным контрастом, вспышкой и длинной выдержкой. Позднее такой подход вдохновил достаточно большое количество творческих людей и получил развитие, однако на тот момент встречал немало критики.

William Klein, Уияльм Кляйн

Отчасти из-за слишком радикального подхода, а также из-за фотографий которые, по словам общественности, очерняли славную Америку и не менее славный город Нью-Йорк найти издателя для своей книги Life is Good & Good for You in New York удалось спустя лишь несколько лет и то в Европе. Хотя, никакой оценки Уильям Кляйн в своей книге не давал. Просто это были фотографии той жизни, от которой люди предпочитают воротить нос и не замечать её. Сами же снимки сделаны с любовью к тем местам и людям, который видел и которых фотографировал Кляйн.

William Klein, Уияльм Кляйн

Фотографом Кляйн стал не сразу. До этого он успел получить техническое образование, послужить в армии, увлечься искусством, изучить абстрактную живопись и побывать скульптором. Позже, помимо фотографии, он увлекся другими видами искусства и стал известен как художник, а затем и как кинорежиссер. Благодаря Александру Либерману, арт-директору американского Vogue, Кляйн устроился работать фэшен-фотографом и прославился тем, что делал снимки моделей вне студии, на обычных улицах. По словам его коллег по цеху это происходило от неопытности и неумения пользоваться студийным оборудованием, но всё это, как вы понимаете, не помешало ему обрести свой стиль.

William Klein, Уияльм Кляйн

Уильям Кляйн, в первую очередь, поразил меня своим отношением к ремеслу фотографии. Существует очень много людей, которые знают, как надо фотографировать, которые готовы поделиться секретами успеха. Они убеждают неокрепшие умы в том, что без этих знаний в фотографии не обойтись. И тут появляется такой человек как Кляйн и просто делает фотографии. При недостатке опыта и простого незнания всех надуманных правил и понимания того, как надо, он сумел не только создать уникальный стиль съемки, но и навсегда вписать своё имя в историю фотографии.

William Klein, Уияльм Кляйн

Я считаю, что фотография, с технической точки зрения, невероятно простой способ для самовыражения, где в первую очередь требуется некоторое творческое начало, визуальная “начитанность”. Современные цифровые технологии ещё больше упростили процесс получения результата. Но давайте вспомним сколько всякого рода табу и “правильности” существует вокруг фотографии. К примеру, в уличной фотографии спины не снимать, надо быть близко, бомжей и детей не снимать, использовать телеобъективы нельзя. Или в пейзаже — снимать только в золотой час с идеальным балансом различного рода планов, лучше на средний или большой формат. А в портрете? Только на портретные объективы, постановочные портреты — не портреты и т.д. Список можно продолжать и продолжать.

 William Klein, Уияльм Кляйн

Собственно, Уильям Кляйн является хорошим и ярким примером того, что в фотографии нет такого понятия, как выбитые в скрежалиях правила. Всё индивидуально. Вы можете верить в силу композиции, в статистику и математику, но в конечном счёте это не о фотографии. Однако, свобода от правил заключается не столько в нарушении этих самих правил, сколько в ощущении личной свободы от их воздействия на нас. В свободе творчества. Это ведёт к внутренней гармонии и способствует появлению той самой индивидуальности, которую, конечно же, будут критиковать и долгое время не воспринимать всерьез, потому что любая индивидуальность идёт в разрез с устоявшимися догмами.

Ссылки по теме: